Каменный рябчик кто он

Систематика и этимология названия

Рябчик вместе с двумя другими видами, рябчиком Северцова (Bonasa sewerzowiPrzewalski, 1876) и воротничковым рябчиком (Bonasa umbellusLinnaeus, 1766), выделяется в отдельный род Bonasa в составе подсемейства тетеревиных.

В настоящее время употребляется преимущественно латинское биноминальное наименования рябчика Bonasa bonasia. Под этим наименованием рябчик значится в Международной Красной книге. В качестве равноправного синонима употребляется родовое название Tetrastes[3], которое в советской литературе 1960-x — 1970-х годов было превалирующим[6].

Научное название bonasia заимствовано из оригинального названия птицы на итальянском языке. Родовое название Bonasa, изначально присвоенное лишь воротничковому рябчику, происходит от латинского слова bonasus, которым именовали косматого быка, обитавшего в Пеонии и Македонии.

Таким образом автор указал на характерный воротник и брачные позы этой птицы[8]. Альтернативное родовое название Tetrastes является производным от др.-греч.τέτραξ — так в произведениях Аристофана, Афинея и Эпихарма называли некую съедобную промысловую птицу[9].

Русское название птицы, однокоренное со словами рябь, рябой и рябина, происходит от праславянского *erębъ — «пёстрый»[10][11]. В ряде славянских языков его название восходит к тому же корню (укр.орябок, чеш.jeřábek lesní, белор.рабчык, польск.jarząbek, словацк.jariabok hôrny)[12].

Научное латинское родовое имя Fritillaria происходит от лат. fritillus — стакан для выбрасывания игральных костей, по форме венчика[5][6].

Русское название основано на пестроте (ряби) рисунка цветка самого распространённого в России вида — рябчика русского[7].

Свойства и строение

Письменный гранит представляет собой одну из самых известных декоративных разновидностей гранитногопегматита и встречается в качестве включений или жил в обширных пегматитовых полях, разбросанных по всему миру.

Особенности строения этого минерала связаны с его магматическим происхождением (из гранитной пегматитовой магмы). В остывающем раскалённом расплаве тонкие струйки расплавленного кварца проникали в полевой шпат, образуя причудливый клиновидный узор.

Причём, в минералогии выделяется два понятия о «пегматитах». Первое из них, где пегматит рассматривается в качестве геологического тела магматического происхождения — напрямую не связано с письменными гранитами.

Напротив того, чисто структурный минералогический термин «пегматит», обозначающий вполне конкретный минерал, расплавную смесь кварца и полевого шпата, упорядоченно проросших друг друга и, притом, в определённых количественных соотношениях — собственно, это и есть «письменный гранит» или «еврейский камень».

Местоположение письменных гранитов в пегматитовых жилах в целом определяется процессом зонального остывания магмы. Во многих пегматитовых телах до сих пор можно наблюдать ясно выраженное зональное строение и довольно чёткое распределение минералов по группам.

К примеру, в пегматитах Мурзинского района (Урал) внешние зоны контакта жилы с вмещающими их гранитами сложены из светлой тонкозернистой породы (аплита). Затем, ближе к центральной части жилы они постепенно сменяются полосами «письменного гранита».

Ботаническое описание

Рябчики — многолетние растения, перезимовывающие и отчасти размножающиеся при посредстве подземных луковиц. Луковица состоит из нескольких (двух—четырёх—шести и большего числа) мясистых широких чешуек, у некоторых видов несросшихся (полутуникатные луковицы), у иных — сросшихся целиком или наполовину (туникатные);

некоторые из чешуек несут в своей пазухепочки, развивающиеся в новые луковицы. Рябчики — типичные эфемероиды. Луковицы их ежегодно возобновляются, составлены низовыми чешуями, покровных чешуй обычно не имеют.

У некоторых представителей рода луковицы черепитчатые, рыхлые, с многочисленными мелкими чешуями; у рябчика камчатского и других лесных восточноазиатских видов чешуи сильно вздутые и похожи на зёрна риса.

Они легко отделяются от донца и укореняются. Этим они похожи на луковички-детки. В действительности это разбухшие основания низовых чешуй, у которых верхняя часть осталась тонкой и отсохла, о чём свидетельствует рубец.

Замещающая луковица у этих видов выносится наружу на толстом столоне. Втягивающих корней у них нет, и луковицы залегают у поверхности почвы. У растений аридных местообитаний (например, у рябчика Северцова (Fritillaria sewerzowiiRegel)) луковица покрыта высохшими чешуями прошлых лет.

Многочисленные втягивающие корни этих видов способны втянуть луковицу на глубину до 25 см и таким образом защитить почку возобновления от высыхания. Замещающая луковица образуется внутри материнской[8].

Из луковицы вырастает наземный стебель с более или менее многочисленными, продолговато-ланцетными или узколинейными листьями, расположенными по стеблю рассеянно или мутовчато. Прицветные листья прямостоячие (как у рябчика императорского (Fritillaria imperialisWikst.)), иногда спирально закрученные (например, у рябчика русского (Fritillaria ruthenicaL.)).

Крупные повислые цветки появляются по одному или по нескольку (зонтиком, метёлкой) на верху стебля. Околоцветник простой, яркого цвета (жёлтого, красного, белого, фиолетового), зачастую пятнистый, шестилепестный, колокольчатый или кубаревидный, отваливающийся;

удлинённые или почти круглые, все почти одинаковые листки околоцветника или сходятся своими верхушками, или торчат в стороны; при основании каждого листка находится медовая ямка (нектарник) в виде треугольного, овального или круглого углубления, часто выпячивающегося наружу, почему доля бывает согнута под прямым углом, а цветок — кубаревидный или цилиндрический.

Плод — шестигранная коробочка, трёхгнёздная, крылатая или бескрылая, с многочисленными плоскими семенами.

Месторождения

Рунический гранит (как одна из разновидностей полевого шпата) — совсем не редкий камень. Пожалуй, наибольшую трудность составляет распилить камень в точном направлении и выбрать из многих образцов наиболее эффектные и декоративные.

Достаточно часто разновидности еврейского камня встречаются в пегматитовых полях многих стран мира, в том числе, и России. Есть он, в частности, в Иркутской области, в Карелии и на Урале (в Ильменских горах).

За крапчатую поверхность уральские горняки прозвали эту породу «рябчиком».[4] Особую черту месторождения еврейского шпата в Ильменских горах составляет его чередование с другим аналогичным минералом — амазонитом, который ценится значительно выше, прежде всего, по причине своей яркой расцветки.

В своё время пейзажное изобилие еврейского камня на Восточном Саяне наблюдал князь Кропоткин, побывавший в середине XIX века в Бурятии и затем подробно описавший свои путевые впечатления в заметках «Поездка в Окинский караул» (1867 год).

А вы читали?  Какие прививки давать котенку в 2 месяца

В частности, он обратил внимание на большое количество этих крапчатых камней, там и тут разбросанных прямо на поверхности почвы в Тункинской котловине, именно в том месте, где когда-то ранее по его наблюдениям было большое озеро.

Вода этого естественного водоёма когда-то стояла на четыре метра выше теперешнего уровня пади Жемчуга, но затем отступила, обнажив размытые горные породы. По подробному описанию князя Кропоткина, горный ручей (местные жители называют его Жемчугом за изобилие известковых отложений на дне и берегах), текущий среди изобилия обломков гнейсов и гранитов, пролегал как раз по дну бывшего озера.

― Донный гнейс весь пронизан частыми жилами кварца и перемежается с гранитом и сиенитом, имеющим слоистое строение. А выше, непосредственно над гнейсом лежит зернистый известняк с прожилками розового кварца: пласты его, изрезанные жилами гранита и еврейского камня, падают вниз к юго-юго-западу.[6]

Пожалуй, одни из самых красивых и загадочных российских письменных гранитов происходят — из Карелии, из копей Ковдорского района.[7]:104 Письмена на этих пегматитах иногда отличаются особенной «развитостью» и в лучших образцах напоминают настоящие тексты на каком-то древнем языке.

Интересные образцы рунического пегматита встречаются и во Франции (северо-восточный массив). Почти белоснежная основная порода пронизана тёмно-серыми угловатыми «иероглифами», которые выглядят контрастно даже на необработанных образцах минерала.

Распространение и экология

Карта Распределение десяти видов рябчик в Европе и Западной и Центральной Азии.

Карта Распределение десяти видов рябчик в Европе и Западной и Центральной Азии.

Рябчики растут в умеренных областях обоих полушарий. В России и сопредельных странах 26 видов[5], чаще на Кавказе и в Средней Азии, а также в европейской части России (лесостепь и степь), Западной Сибири и на Дальнем Востоке[9].

Встречаются на лугах, в степях, среди кустарников, по склонам гор в субальпийском и альпийском поясах[9].

из них наиболее обыкновенен Рябчик шахматный — небольшое растение до полуметра высотой; стебель покрыт листьями, из которых нижние и верхние сближены по два—три, а находящиеся между ними срединные листья (три—пять) рассеяны по всему стеблю;

нижние листья узколинейные, а верхние почти нитевидные, с весьма тонкими, спирально окружёнными, цепкими верхушками; верхние три—четыре нитевидных листа выдаются над одним—двумя цветками. Цветок тёмно-красный, с неясным рисунком шахматной доски, поникающий.

В садах часто разводят как ранние весенние растения Рябчик императорский (Fritillaria imperialisL.) и Рябчик шахматный. Первый вид родом из Центральной Азии. Это — высокое растение (до ¾ метра), с многочисленными продолговато-ланцетными и линейно-ланцетными листьями и с яркими желтовато-красными цветками, собранными зонтиком под пучком верхушечных листьев;

Рябчик – цветок «царской величины»

в культуре известно несколько даже махровых и желтолистных разновидностей этого вида: prolifera, variegata, rubra flore pleno, inodora и др. Второй вид встречается в южной части Средней России. Это — небольшое растение (до 30 см);

Рябчик — обитатель зоны бореальных лесов Евразии. Историческая область распространения простирается от Западной Европы к востоку до Колымского хребта, северной Японии и Корейского полуострова. Однако в Западной и Центральной Европе рябчик уже в XIX веке исчез из большинства мест обитания, сохранившись в виде отдельных популяций в некоторых горных районах, хотя в Пиренеях он также отсутствует уже много десятилетий.

В более позднее время он исчез во многих местах Китая и Монголии из-за сведения лесов. В 1970-х годах сильная депопуляция рябчика произошла в Японии — его численность там снизилась в несколько раз по невыясненным до конца причинам[36].

В настоящее время наиболее западные гнездовые участки отмечены в восточной Франции и Бельгии (Арденнские горы). Юго-Восточная периферия ареала находится в районах Алтая, Хангая, Хэнтэя, Большого Хингана и средней части Корейского полуострова.

За пределами материка птица встречается на островах Сахалин и Хоккайдо[37]. Северная граница ареала рябчика местами переходит полярный круг. По крайней мере, в Скандинавии и на Кольском полуострове он встречается до 69° с. ш.

, на Урале — до 67°, на Колыме — до 68°30′[2][37]. Фактически северной границей его ареала повсеместно является граница распространения леса[7]. На юге рябчик также распространён преимущественно до границы лесной зоны, хотя иногда проникает в лесостепь, обитая там в крупных лесных массивах, однако отсутствует в изолированных лесах Кавказа, Тянь-Шаня и Камчатки[38].

Общая численность рябчиков имеет тенденцию к снижению ввиду общего усиления антропогенного давления на дикую природу, поэтому в большинстве густонаселённых районов ареал сильно разорван. Тем не менее в настоящее время, несмотря на общее сокращение численности, граница ареала в целом осталась без изменений и рябчик продолжает населять бо́льшую часть своего исторического ареала[36].

Места обитания

Рябчик — птица исключительно лесная. Он никогда не встречается в поле, на болоте и горной тундре[19][39]. Избегает разреженных лесных массивов с доминированием какой-либо одной культуры, такие как сосновые или лиственничные боры, а также лесопарки.

рябчик цветок уход

В преимущественно сосновых насаждениях селится лишь на в южной части ареала, где хорошо развит густой папоротниковый подлесок[38]. Рябчик не держится даже у края леса, избегая подходить к опушке ближе чем на 200—300 м[20].

Типичный биотоп рябчика — смешанный лес с пересечённым рельефом, сетью ручьёв, оврагов, наличием полян. Участки леса с обилием валежника, густого сомкнутого ельника и вкраплёнными в него берёзами и осинами служат идеальными защитными и кормовыми условиями для существования рябчиков.

Чаще всего такие участки встречаются в междуречьях и слегка заболоченных, низменных местах. В таких угодьях всегда наблюдается повышенная концентрация рябчиков. Чистых берёзовых и ольховых насаждений рябчики избегают, несмотря на то, что эти породы деревьев обеспечивают им основной корм в зимний период[40].

А вы читали?  Чем питается сова природе? Чем кормить сову дома?

При этом рябчик предпочитает держаться там, где есть ельники, что давало некоторым учёным даже повод считать, что наличие ели является обязательным условием для обитания этой птицы. Однако ель имеет для рябчика значение лишь как хорошее укрытие, и в местах, где она не растёт, рябчик всё равно встречается[41].

В чистом сосновом бору рябчик не живёт[2], за исключением тех случаев, когда имеются в изобилии заросли папоротников, в которых птица находит убежище. Рябчик избегает полян с высокой и густой травой[7].

королевский цветок

В прошлом, когда рябчик был многочисленнее, плотность его поголовья в лесной зоне была очень высока. Так, по данным, приводимым в литературе начала 1950-х годов, на Европейском Севере СССР в припечорских лесах на площади в 1 км² насчитывали от 17 до 37 птиц, в Горьковской области в отдельных местах — до 75—100 рябчиков на 1 км²[42].

История и легенды

«Рунический» пегматит
(центральный массив, Франция)

Поскольку науке известны тысячи камней с высеченными на них (или нарисованными несмываемой краской) древними пиктограммами, в средние века и позднее графический гранит нередко принимали за продукт культурный, а не тектонический.

Как следствие, не раз предпринимались серьёзные попытки «расшифровать» тайные письмена еврейского камня. Тем более что среди камней иногда встречались экземпляры, узор которых совпадал с известными в том или ином алфавите буквами.

Пожалуй, особенно наглядным будет выглядеть строение письменного гранита, если распилить этот минерал не поперёк, а строго вдоль жилок серого кварца. В таком случае они будут напоминать уже не письмена, а длинные палочки (струйки) толщиной со спичку или графитный карандаш.

И только при поперечном разломе струйки кварца становятся похожи на буквы какого-то неизвестного алфавита. Равным образом, и при изменении угла распила породы будет меняться и «стиль», и чёткость, и форма письменных знаков.

Народы, населявшие российские побережья северных морей (Баренцева или Белого) с древности почитали письменный гранит священным камнем, поклонялись ему как божественному посланию и называли тамга-камнем.[7] По местным верованиям, духи земли поставили на эти камни свою тайную отметину: тамгу.[4]

Применение

Рябчики используют как декоративные и лекарственные растения.

Многие виды ядовиты, так как содержат алкалоиды.

Несмотря на горечь, луковицы некоторых видов съедобны. Так, луковицы рябчика камчатского (Fritillaria camschatcensis(L.) Ker Gawl.), встречающегося в северной части азиатского и американского побережий Тихого океана, камчадалы и индейцы Северной Америки употребляли в пищу.

Камчадалы, называвшие растения «сараной», выкапывали луковицы мотыгой или забирали их из кладовых полёвки-экономки (Microtus oeconomus). Сушёные чешуи луковиц, нанизанные на верёвки, вывозили с Камчатки, где растения росли в изобилии, в Америку и продавали индейцам, которые называли их «северо-западным рисом»[8].

Клубни содержат много крахмала, употреблялись в пищу вместо хлеба. Таким образом использовали клубни рябчиков шахматовидного, Эдуарда, Радде, растущих в Средней Азии[10].

Многие виды рябчика применяются в китайской и тибетской медицине[10].

Графический пегматит (глыба)

Еврейский камень (или письменный гранит) — одна из самых декоративных и эффектных разновидностей пегматита. По классификации А.Ферсмана и М.Бауэра этот минерал отнесён к поделочным (полудрагоценным) камням первого порядка.

Для сравнения можно отметить, что к тому же (первому) порядку поделочных камней относятся такие материалы как: нефрит, лазурит, глауконит, содалит, амазонит, лабрадор, орлец, малахит, авантюрин, кварцит, дымчатый кварц, горный хрусталь, агат (с его разновидностями), яшма, везувиан и розовый кварц.[8]

Разумеется, не сам гранит-пегматит (как материал) представляет основную ценность в этой породе, но её внешние декоративные свойства, резко отличающие еврейский камень от прочих минералов. Полевой шпат и кварц в этой породе, прорастая друг в друга, образуют узор, в лучших образцах напоминающий какие-то древние письмена или древнеассирийскую клинопись, на него хочется смотреть, разглядывать и разгадывать.

[4] У своего обладателя он зачастую вызывает ощущение многозначительности или даже какой-то сопричастности «тайному знанию». Это делает еврейский камень популярным в производстве декоративных изделий.

Кроме того, письменный гранит достаточно прочен и устойчив в пользовании. Это позволяет употреблять его не только в качестве вставок и камей, но и в качестве поделочного камня — для шкатулок (с «тайными» письменами) или сувениров, изображающих «древние папирусы» или священные скрижали.

Цвет основного фона, на котором видимым образом располагаются полупрозрачные кварцевые «письмена», чаще всего — светлый, от белого до салатно-зеленоватого, благодаря чему «иероглифы» выглядят тёмными (с тенью), словно бы выбитыми зубилом или написанными слегка выцветшими от времени чернилами.

Но даже и необработанные (нешлифованные) куски или обломки еврейских камней, будь то просто раскиданные вдоль тропы или употреблённые в качестве строительного материала — непроизвольно приковывают к себе внимание стороннего наблюдателя.

Внимательно отобранные и удачно распиленные образцы рунита очень красивы в полировках, и прежде всего, этот камень привлекает и держит внимание своим загадочным эффектом «тайнописи». А некоторые обломки или небольшие окатанные водой камни столь хороши, что могут стать украшением интерьера и безо всякой обработки, как справедливо заметил в своём романе «Лезвие бритвы» Иван Ефремов.

Буквально в нескольких словах описывая интерьер с расставленными на столиках классическими образцами уральских самоцветов, он перечислил всё то, что составляло, по его мнению, нетронутую природную красоту: «…

Рябчики в культуре

« По мнению промышленников, рябчик в прежние времена «живал большой» и в старые годы был больше глухаря, но как-то раз шёл лесом святой человек, что жил один в лесу и спасался. Богу ли идучи он молился али так задумался, а рябок вспорхнул да испугал святого человека; вот в те поры бог и наказал его — сократил росту, повелел рябку быть малой птицей, чтобы летаючи шуму делал меньше, да и не пугал людей[72]. »

С рябчиком также связаны некоторые народные приметы, относящиеся к погоде. Считалось, что если в оттепель рябчик собирается ночевать на еловой ветке — к морозу[73]. Если рябчик устраивается на ночлег в снегу на полянах — ночь предстоит тихая и морозная[74][75].

А вы читали?  Как называются породы овец с однородной шерстью белого цвета?
« Рябчики, индейки, поросята так и мелькали перед глазами, сочные, слегка
подрумяненные, с огурцами, пикулями и другим салатом.
»

Мужик же, который оказался вынужден кормить генералов, «из собственных волос сделал силок и поймал рябчика»[76].

« Ешь ананасы, рябчиков жуй.
День твой последний приходит, буржуй.
»

Маяковский писал, что сочинил это двустишие ещё до Октябрьской революции, сидя в петроградском кафе «Привал комедиантов», и оно стало его любимым стихом. По его словам, петербургские газеты первых дней Октября писали, что матросы шли на Зимний, напевая какую-то песенку «Ешь ананасы и т. д.»[77].

О рябчиках много писали авторы охотничьих произведений и натуралисты-популяризаторы, например известный советский зоолог В. В. Бианки (рассказ «Рябчики»)[78].

«Рябчиком» на одесском жаргоне, а также на уголовном жаргоне называется флотская тельняшка[79].

Рябчик требует рыхлой земли и солнечного места; размножается луковичками; растение летом, после того как стебли его пожелтеют, вынимают из земли, очищают и снова сажают на глубину до 30 см и на такое же расстояние друг от друга.

Примечания

  1. Чудинов А.Н. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. — СПб.: 1910 г.
  2. Большая советская энциклопедия. — М.: 1969—1978 гг.
  3. 12А.Г.Бетехтин. «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 г.
  4. 123С.М.Николаев, «Камни и легенды» в книге: «Мистические свойства камней». — СПб.: Библиополис, 1993 г. — стр.334-335
  5. 12А.Е.Ферсман. «Занимательная минералогия»: — Свердловск. Свердловское книжное издательство, 1954 г.
  6. 12Пётр Кропоткин. «Поездка в Окинский караул». — Записки Сибирского отделения Императорского Русского географического об-ва. — 1867 г. — Кн. 9/10
  7. 12С.Ф.Ахметов. «Беседы о геммологии». — М.: «Молодая гвардия», 1989. — 237 с. — ISBN 5-235-00499-X.
  8. В.Петров. «Драгоценные камни». — М.: журнал «Химия и жизнь», № 10 за 1965 г.
  9. А.Е.Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  10. Иван Ефремов, «Лезвие бритвы». — М.: Молодая гвардия, 1964 г.

Литература

  • Лозина-Лозинская А. С.Рябчик — Fritillaria // Флора СССР / Ботанический институт Академии наук СССР; Главный редактор и редактор четвёртого тома акад. В. Л. Комаров. — Л.: Издательство Академии наук СССР, 1935. — Т. IV. — С. 302—320.
  • Вишневский В. А. Птицы европейской части России. — М.: Эксмо, 2011. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-47452-3.
  • Гаврин В. Ф.; Иванов И. Г.; Кривенко В. Г. Охота на дичь. — М.: Лесная промышленность, 1976. — 176 с.
  • Герман В. Е. Охота на лесную (боровую) дичь. — М.: Физкультура и спорт, 1957. — 99 с.
  • Гудков В. М. Следы зверей и птиц: энциклопедический справочник-определитель. — М.: Вече, 2007. — 592 с. — ISBN 978-5-9533-1847-1.
  • Дементьев Г. П.; Гладков Н. А. Птицы Советского Союза. — Советская наука, 1952. — Т. 4. — 647 с.
  • Ильичёв В. Д.; Флинт В. Е. (отв. ред.); Бёме Р. Л.; Галушин В. М.; Исаков Ю. А.; Кумари Э. В.; Курочкин Е. Н.; Потапов Р. Л.; Приклонский С. Г.; Рустамов А. К.; Степанян Л. С.; Фомин В. Е.Курообразные, Журавлеобразные // Птицы СССР. — Л.: Наука, 1987.
  • Коблик Е. А. Разнообразие птиц (по материалам экспозиции Зоологического музея МГУ. — Изд. МГУ, 2001. — Т. Ч. 2 (Отряды Курообразные, Трёхпёрсткообразные, Журавлеобразные, Ржанкообразные, Рябкообразные, Голубеобразные, Попугаеобразные, Кукушкообразные). — 358 с. — ISBN 5-211-04072-4.
  • Малиновский А. В.; Мануйлов П. И.; Холостов В. Г. Справочник охотника. — М.: Колос, 1964. — 399 с. — 250 000 экз.
  • Мальчевский А. С., Пукинский Ю. Б. Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1983.
  • Мензбир М. А. Охотничьи и промысловые птицы европ. России и Кавказа. — М.: Типо-литография Товарищества И. Н. Кушнеров и К, 1902.
  • Михеев А. В. Охота на рябчиков. — М.: Физкультура и спорт, 1952.
  • Наумов С. П.; Кузякин А. П. (ред.). Жизнь животных. — М.: Просвещение, 1970. — Т. 4 (Птицы). — 612 с. — 300 000 экз.
  • Потапов Р. Л.Отряд Курообразные (Galliformes). Часть 2. Семейство тетеревиные (Tetraonidae) // Фауна СССР. Птицы. — Л.: Наука, 1985. — Т. 3, вып. 1. — С. 128—199. — 638 с. — (Новая серия № 133).
  • Рыженков Г. Д. Народный месяцеслов: Пословицы, поговорки, приметы, присловья о временах года и о погоде. — М.: Современник, 1991. — 127 с. — ISBN 5-270-01376-2.
  • Рябицев В. К. Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири: Справочник-определитель. — Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2001. — 608 с. — ISBN 5-7525-0825-8.
  • Рябов В. В. Охота по перу. — М.: Лесная промышленность, 1968. — 264 с. — 20 000 экз.
  • Степанян Л. С. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий. — М.: Академкнига, 2003. — 808 с. — ISBN 5-94628-093-7.
  • Тугаринов А. Я. (ред.); Портенко Л. А. (ред.). Атлас охотничьих и промысловых птиц и зверей СССР. — М.: АН СССР, 1952. — Т. 1 (Птицы). — 372 с. — 10 000 экз.
  • Формозов А. Н. Спутник следопыта. — М.: Издательство Московского Университета, 1989. — 318 с. — ISBN 5-211-00150-8.
  • Bergmann, Hans-Heiner; Klaus, Siegfried; Müller, Franz; Wiesner, Jochen. Individualität Und Artspezifität in Den Gesangsstrophen Einer Population Des Haselhuhns (Bonasa Bonasia Bonasia L., Tetraoninae, Phasianidae) // Behaviour. — 1975. — Bd. 55. — S. 94—113.
  • Jobling, James А. A Dictionary of Scientific Bird Names. — United States: Oxford University Press, 1992. — ISBN 0198546343.
  • Mullarney, Killian; Lars Svensson; Dan Zetterström
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock detector